СО-БЫТИЕ

За тридевять земель, за сто верст от дальних деревень, за лесами дремучими и за рекой кипучей, будто бы во сне, стоит город, которого нет. Нет его только на карте, а на самом деле — он стоит, как обещанное царство, как обетованная земля — и зовет тех, кому на роду написано отправиться в дальние земли и принести оттуда великие чудеса. Иногда город есть на самом деле, а иногда прячется и остается только мерцающим отражением в волшебной реке, как Китеж-град. А может быть, он появляется каждый раз тогда, когда исчезает для внешнего мира путник, его ищущий.






ещё

Островное сообщество

Тот, кто хочет попасть в город напрямую, никогда о нем не услышит, не увидит даже и маленькой тропинки. Но если только у человека этого есть заветная мечта, если он из тех, кто готов пойти туда-не-знаю-куда — однажды ему встретится проводник и укажет путь, который навсегда изменит его жизнь.

Проводник — это тот, кто уже был в далеком городе, и только ему известно, как туда попасть. Он и сам когда-то ничего не знал о городе, и просто встретил своего проводника. А первыми, кто открыл волшебный город, были те, кому никакой проводник не был нужен. Они сами долго-долго блуждали по темной лесной тропе, пока тропа не привела их к месту, где и стоял волшебный город.

Путь в город начинается от моста через заговоренную реку: перейти его могут только те, кто оставил за спиной, все, чем себя считал, а взял одно только сияющее сердце и чистую мечту. А там, за мостом, мир меняется созвучно путнику — и среди деревьев появляются чудесные шатры, звери начинают говорить и принимают человеческий облик, а сокровища рвутся навстречу.

Там, за заговоренной рекой, начинается царство — и суть формы его — три круга. Первый из них путник пересекает, когда переходит мост, второй пересекает, оказавшись на городской площади, где раз в день собираются звери, люди и цари, чтобы вершить свои волшебные дела. Третий круг — маленький и живой. Он состоит из тех, кто обступает ночью костёр, чтобы разделить пищу и добрые слова.

Этот костёр — основа волшебства в тридевятом царстве, ибо тепло от него проходит все три круга и вырывается своими всполохами за пределы города —  в далекую реальность.

Кодекс города

Здесь, за заговоренной рекой, действуют совсем другие законы. Без них в тридевятом царстве был бы хаос, а жители бы навсегда остались зверями, которые не могли договориться. Законов было немного, но все важные: они были нерушимы в чудесном городе. И даже когда цари в этом городе сменяли друг друга — законы оставались неизменными:

Закон о времени


















Всему своё время, и каждый житель города знает об этом не понаслышке. Есть время, чтобы родиться, есть время, чтобы умирать, есть время, чтобы пообедать, написать письмо другу, или проснуться. Главное во всех этих и других делах — не опаздывать.

Мы ценим время и уважаем договоренности, поэтому следим за ходом дня и не опаздываем.

Закон о лесных духах




Всем, кто живет в городе, известно, что у каждого дерева и травинки есть своя душа, а это значит, что растения способны жить, умирать, и чувствовать Боль. Духи деревьев — друзья для людей, и никогда не хотели войны и вражды. Поэтому в царстве, которое стена леса укрывает от чужих глаз, все благодарны деревьям и не уничтожают их напрасно.Мы не вредим месту, в котором живем. Когда мы уйдем, оно останется таким же, как и до нас. Мы ценим все живое, поэтому не воздействуем на экосистему леса, не рубим живые деревья, разделяем и увозим мусор, не оставляем костер без присмотра.

Закон о чужих











Границы царства хрупки, и иногда их может пересечь тот, кто совсем не знал о существовании города, не слышал зова, не встречал проводника и не искал сокровищ. У чужих есть свои дела —и они могут пройти своей дорогой, не нарушая хода истории в городе, если к ним не подходитьи не вмешиваться в их судьбу.Мы не общаемся с чужаками, не разговариваем с теми, кто не из Города.

Закон о круге огня

Укротить огонь было непросто, но жителям города удалось с ним договориться, соблюдая определённые правила: относиться к огню с уважением и вниманием. Пространство вокруг костра — священно, никто не танцует и не бегаетв нем, а также не показывает огню своих ног — чтобы он не украл их. Тоже относится и к вещам: все, что лежит слишком близко к огню, он забирает себе навеки.Костер — это важная часть нашей жизни, он греет и кормит нас, но может быть опасным. Поэтому мы не бегаем в костровом кругу, не ходим в нем без обуви, а если палка горит, мы ее не вытаскиваем из огня.

Закон о заговоренной реке


В воде, которая отделяет внешний мир от чудесного царства, живут свои духи, и они очень строги к каждому, кто входит в ее воды. Река пускает гостей только в присутствии проводников, знающих древние тайны вод. Без них бурливая волна уносит и проворного пловца, и платье для стирки, и тарелку от обеда.Мы не ходим на реку без взрослых и не заходим в воду одни.

Закон о знаках


Жителей города легко отличить от чужих. У тех, кто остаётся в городе, есть особая примета — знак, чтобы видеть своих. Пока он на тебе, ты можешь рассчитывать на помощь любого, у кого ты видишь такой же, но стоит утратить его — и ты становишься случайным пришельцем, для которого закрыты врата в чудесный мир.Каждый житель Города носит отличительный знак — галстук. У каждого округа свой цвет галстука и мы всегда носим их на видном месте, не снимая.

Закон о собрании



Каждый вечер жители города собираются у огня, чтобы разделить между собой историидня, новости, и чувства. Время это священно,и у каждого, кто говорит, в руках дрожит волшебное пламя. Пока оно горит, говорит один,а другие молчат — таков закон собрания.Каждый день заканчивается свечкой — мы собираемся в круг и рассказываем друг другу, как прошел день. Говорит тот, у кого в руках свеча, она переходит по кругу. Мы даем человеку столько времени, сколько ему нужно, чтобы выговориться, не перебиваем.

Закон границ


У города этого, как и у любого другого, есть границы. Внутри них происходят настоящие чудеса. За ними же мир остается неизменным. Каждый житель чувствует приближениек границам, и знает: пересечь и оставить их за спиной нельзя, а то обернёшься — и не увидишь никакого царства, один только сплошной бурелом и колючие кусты.У Города есть вход и границы. Мы не покидаем границы Города и всегда предупреждаем, если хотим куда-то уйти с округа.

Делегирование и доверие


В городе, которого нет, нет и вечного царя: по той же причине, по которой никто не может стать царём навеки для уходящего солнца, перелётных птиц, или цветущих ландышей. Закат не спрятать в кармане, и власть в зачарованном городе не тяжелая золотая корона, а легкий лесной посох, который рано или поздно преломляется пополам от долгого пути.





Первым это замечает сам царь, а потом он оборачивается к жителям города и внимательно смотрит на всех, пока не встретит взгляд своего преемника. Заранее никто не знает, кто станет следующим царём, но все это чувствуют и в нужный час предыдущий царь зовёт к себе того, у кого глаза сияют огнём, воля крепче дубового ствола, а сердце — доброе, как у птицы, приютившей чужого птенца.

Неизвестно когда происходит перемена власти, однако одно известно точно: еще не случалось в этих землях борьбы за трон или гражданской войны, ведь подобное звучит также нелепо, как если бы правая рука пошла войной на левую — им заведомо известно, что они — часть огромного и сложного организма, который никогда не ошибается, и поэтому остаётся жив. Не только у царей бывают преемники — но и у поваров, волшебников, клоунов, дровосеков. Все они проходят большой путь, чтобы на какое-то время своей жизни стать частью волшебного города.

В реальном мире люди забывают, что они ничем не обладают всегда. Это место для всех, которое никому не принадлежит. То, что оно не принадлежит никому есть залог его долгожительства.

Самую главную роль в городе играет река – царица перемен. К ней люди приходят каждый день, она — свидетельница всех тайн, в ее отражении запечатлен образ каждого, кто в нее смотрелся — одного и того же героя с тысячей разных лиц, детских, взрослых и древних, как сама вода.


А вот в чем дело: в реке течёт не совсем обычная вода, а само время, и тот, кто пробует хотя бы глоток оттуда, становится един с ним — будто бы теперь у него внутри есть такие особенные часы, которые очень громко идут, и из этих звуков складывается большая симфония, которую можно было бы назвать «взросление».

Это вовсе не то, что можно было бы назвать старением, вовсе не то. Потому что старение ведёт только к смерти, а смерти здесь нет. Город, которого нет, вечен, оттого что он беспредельно растёт, как и его жители — и по большей части, вглубь самого себя, в сердце самого мира.

Это вовсе не то, что можно было бы назвать старением, вовсе не то. Потому что старение ведёт только к смерти, а смерти здесь нет. Город, которого нет, вечен, оттого что он беспредельно растёт, как и его жители — и по большей части, вглубь самого себя, в сердце самого мира.

Пролистать наверх