Что мы имеем ввиду под «островным сообществом»?

Бывает так, что людям приходится действовать каждый день в неудобных, трудных условиях, которые они не могут изменить, — например, в тоталитарном или авторитарном государстве. В этой ситуации люди каждый день по чуть-чуть изменяют эти условия и идеологический язык, на котором они должны говорить. Возникает социальное пространство с иными условиями, чем в окружающем его «большом» обществе.

Оно гораздо меньше заметно внешнему наблюдателю, чем остров в океане, однако для человека, оказавшегося на сколько-нибудь продолжительное время внутри этого новосозданного пространства, отличия не только очевидны — новые условия начинают неумолимо изменять его/ее жизнь.

Таким образом, мы начали осмыслять Город как альтернативное, островное сообщество, которое образовалось в противовес системе, в которой не находило себе места (в частности, семьи с детьми с инвалидностью). Но приводит ли этот сепаратизм к еще большему отдалению утопичного и комфортного образа жизни от реальности? Здесь авторы книги размышляют о том, что «острова» создаются в надежде на то, что окрепнув внутри, начнут занимать все больше и больше места, объединяясьс другими:

Те, кто намывает острова, не обязательно являются адептами «островной» жизни, читай — элитистами, которым было бы важно разделить общество на «своих» и «чужих». Нет, часто их работа обусловлена безвыходностью ситуации и стремлением создать хотя бы какое-то пространство для самостоятельного социального действия.

Продолжая метафору, можно сказать, что «намыватели» таких островов часто надеются, что все море покроется такими островами или что их остров со временем превратится в новый материк. Элитизм может возникнуть (или не возникнуть) потом — как результат, но не как причина.

О похожих вещах пишет Дарья Димке в статье Юные коммунары, или Крестовый поход детей: между утопией декларируемой
и утопией реальной, к работам которой мы тоже часто обращались, зная о коммунарских истоках создания Города.

Конечно, коммунары ощущали свою «избранность» и «особость». Эти чувства были обусловлены восприятием Коммуны как уже осуществившейся утопии, частицы будущего в настоящем.

Основной формой существования Коммуны были сборы, главным из которых был летний. Именно на летних сборах, проходивших вне привычной обстановки и связей, коммунары получали возможность жить так, как им казалось правильным.

Лагерный сбор — это отключение от жизни, жизнь на острове. Хотя она не на острове была, но все равно — отключение от повседневных, во всяком случае, дел.